Про Нью-Йорк и отходы

Отрывок из книги «FAQ Нью-Йорк»

 

Я очень люблю рыбу. В любом виде: в жареном, вареном, в супе, на гриле, в аквариуме люблю, в речке. Но то, что делали с прекрасной рыбой мои любимые ньюйоркцы, вынуждает меня пересмотреть мою любовь к этому городу.

Собственно, я к чему. Вы знаете, куда «девают» говно из городов-мегаполисов? В самом буквальном смысле? В маленьких городках, понятно, скидывают, где поближе, и ладно. Не так заметно. А в мегаполисах? Один только Нью-Йорк потребляет в день 5 миллионов кубометров воды. Представляете, сколько из этих кубометров составляют отходы жизнедеятельности «человеков»? А я вам скажу: 6 груженых барж, делающих по нескольку рейсов в день. В день.

Так вот, как было все дело. К 1930-м годам в Нью-Йорке стало тесно. Это и раньше был немаленький город, но с приходом Великой депрессии сюда в поисках работы стало стекаться население из соседних штатов. И если раньше весь шлак человека сливали прямо из канализации по окрестностям Нью-Йорка, то к 30-м годам все это дело стало распространять заразу и дико вонять, и было принято решение: говно больше не сливать, а вывозить. Нью-Йорк приобрел три корабля, и начались рейсы со сладжем. Сладж (sludge), кстати, есть политкорректное наименование «человекоотходов».

Сначала сладж грузили из очистных станций на корабли, вывозили за пару миль от города и торжественно под музыку сбрасывали в воду. Атлантическую. Потом к 70-м годам ХХ века вновь стало вонять, и место сброса отодвинули на 50 миль от берега. В 1980-х годах говновозы отправили еще дальше – за 106 миль. Моим любимым рыбам от этого, понятно, веселей не становилось.

В 1991 году рыбы, наконец-то, получили свое представительство в американском парламенте, и всю это «говновозню» запретили. Совсем. Сбрасывать больше нельзя. И перед Нью-Йорком и его властями встал большой вопрос: куда девать сладж. Миллион кубометров сладжа. Закапывать нельзя: это запрещено на территории всего штата. Сбрасывать в океан нельзя. Осталось только насильно возвращать все это дело туда, откуда оно произошло. Шутка. Нью-Йорк – город предпринимателей. И предприниматели пришли на помощь мэру Нью-Йорка в таком нелегком вопросе.

Компания «Merco» выпросила денег у города и купила участок в 500 квадратных километров в далеком Техасе, прямо у мексиканской границы близ городка Сьерра-Бланка. Места поближе не нашлось: остальные штаты отказались от заманчивого предложения принять нью-йоркское добро на хранение. Местному институту Сьерра-Бланки подкинули денег, и институт выдал исследование, что сладж очень полезен для почвы. На том и договорились.

И пошли вагонные караваны в Сьерра-Бланку. В день туда выгружали по 50 вагонов жижи. Сладжевая помойка стала крупнейшим работодателем в округе, и выражение «деньги не пахнут» окончательно укрепило свой смысл для тех мест. Местным ради работы было все равно, что они стали жить на нью-йоркском дерьме.

10 лет Нью-Йорк гадил в Техас, пока, наконец-то, в мегаполисе не научились все это дело худо-бедно перерабатывать. В 2001 году были открыты «очистки», которые превращали сладж в почти безвредный ил. После обезвреживания этот ил обезвоживали, а сухие остатки сжигали или использовали на удобрения. Но говнотанкеры продолжают служить. Не все «очистки» имеют систему обезвоживания, и сладж надо возить от одной станции к другой. Но это уже мелочи. Проблема почти решена, и рыбы спустя сотню лет дышат спокойно. А техасскую «свалку» закрыли, и остались ковбои без нью-йоркского капитала. Грустят, наверное.

 

Читать полностью

Поиск авиабилетов, если после чтения вам вдруг захочется куда-то поехать:

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *